ШУМИЛОВ Е. Н. Пермь Великая — арена борьбы Московского государства и татарских ханств в XV — XVI вв.

ПЕРМЬ ВЕЛИКАЯ – АРЕНА БОРЬБЫ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА И ТАТАРСКИХ ХАНСТВ В XV XVI ВВ.

Шумилов Е. Н.

 

Земли верховий реки Кама, издревле населяемые пермскими финнами – предками коми-пермяков – известны в научной литературе как Пермь Великая. Несмотря на свое тупиковое географическое расположение:  с севера непроходимые болота, с запада – таежные леса, с востока – Уральские горы,  эта область в силу исторических обстоятельств явилась воротами в Сибирь. Ее стратегическое значение первыми оценили волжские булгары, которые в ходе экспансии на северо-восток подчинили себе в  IX  в. удмуртов, а в X в. проникли в Верхнекамье, о чем свидетельствуют многочисленные клады того времени1. В восточных источниках верхнекамские земли получили название Верхняя Булгария, а также страна Вису (Ису) 2. Представители народа вису (ису), известные в русских летописях под именем весь, массово бежали в X в. от произвола русских сборщиков дани в земли пермян, где сыграли важную роль в этногенезе коми-пермяков и коми-зырян, принеся в их среду восточно-балтийский антропологический тип и элементы западно-финской культуры3.

Народ вису платил булгарам особый налог с немусульман − харадж4. Администрация колонии  находилась в поселении, известном археологам как Рождественское городище, стоявшем в среднем течении реки Обва на значительном расстоянии от впадения ее в Каму5. Это обстоятельство позволяет говорить, что булгары использовали опыт своих западных соседей − Руси, взяв для себя за образец расположение Сарского городища6. Поселившись в стране Вису, булгары вели «немой» обмен товарами с угорским населением из-за Уральского хребта. В число товаров, получаемых оттуда, входили меха ценных видов пушных зверей, моржовая кость, а также невольники7. Путь в Сибирь пролегал по реке Вишера, крупному левому притоку Камы8. Помимо торговли  жители страны Вису осуществляли выплавку металлов и добычу соли из местных соляных источников9.

Монгольское нашествие на время прервало торговые связи между Волжской Булгарией и Сибирью. От него пострадали как булгарские земли, так и Верхнекамье, последнее наряду с метрополией  вошло в состав Золотой Орды. Сюда проникли полукочевые племена кыпчаков,  сдвинувшие на север местное население, которое сосредоточилось в основном в междуречье Камы и Вишеры – наиболее безопасном месте10.

Оправившись от монгольского разорения, булгары восстановили свои старые торговые пути к Уралу. Но теперь страна Вису уже именовалась страной  Чулыманской  (по названию Камы выше впадения в ее Белой) 11, а пермский (коми-пермяцкий) этнический элемент стал здесь доминирующим. С 1324 г. эта территория известна в русских летописях как Пермь Великая12.

Разгром Золотой Орды, осуществленный в 90-х годах XIV в. среднеазиатским завоевателем Тимуром (Тамерланом), разорвал все торговые связи13. В это же время активизировалась деятельность Московского государства в восточном направлении, начатая еще раньше, в 1333 г., когда земли коми-зырян – Пермь Малая (Вычегодская) − перешли под юрисдикцию Москвы (до этого они, скорее всего,  находились в совместном управлении Великого Новгорода и Великого Устюга) 14. В конце XIV в. было осуществлено крещение коми-зырян и создана в Усть-Выми епископская кафедра, а  в 1451 г. появился русский  наместник Ермолай, получивший статус князя Вымского15.

Принудительная христианизация и усиление налогового давления на коми-зырян вызвали их бегство в земли южных родичей – Пермь Великую 16. Вслед за ними, буквально на их плечах, в Верхнекамье проникли представители московской администрации из Перми Малой, которые без особого труда подчинили себе местное население, сохранив при этом старую структуру власти – старейшин (сотников)17. Так на карте северо-востока Европы появилось новое административно-территориальное образование – Пермь Великая, ранее известная как этногеографическое понятие. Она стала своего рода уделом Вымских князей, который возглавил один из сыновей Ермолая − Михаил. Однако ее территория в основном ограничивалась землями  междуречья Камы и Вишеры, т. е. охватывала только часть земель коми-пермяков – Перми Великой. Поэтому по своему административному центру Чердыни она именовалась как Пермь Великая – Чердынь18.

В 1445 г. на землях Волжской Булгарии возникло Казанское ханство19. Очень скоро оно заявило права на бывшую колонию булгар – Верхнекамье. Весной 1468 г. казанцы совершили успешное нападение на Вятскую землю, а затем «пошли вверх по Каме реке на Великую Пермь» 20.

Масштабы разорения чердынских земель казанскими татарами неизвестны. Но среди местных жителей сохранилось предание, записанное в начале XIX в. историком В. Н. Берхом, согласно которому, около 1469 г. было уничтожено селение, известное ныне как Пустой Урол (в 12 км от Чердыни). «Взяв сию деревню [татары – Е. Ш.] расположились ночевать в большом овине. Урольцы, приметив сие, зажгли оный со всех сторон,  и неверные сгорели, но один из них, убежав каким-то образом в Чердынь, дал о сем знать, и татары пришед оттуда в большой силе, предали всех жителей деревни смерти, а дома их огню» 21.

Возможно, именно тогда было осуществлено размежевание границ между Казанским ханством и Пермью Великой – Чердынью по реке Кама. Владения Арской дороги Казанского ханства продвинулись далеко на  север и достигли реки Очер, правого притока Камы. Одновременно в состав этой дороги вошли земли башкир по левобережью Камы от устья Тулвы до устья Белой. Тем самым казанцы поставили под свой контроль почти всё Среднее Прикамье. Южная граница Перми Великой − Чердыни проходила по реке Лысьва, правому притоку Камы. На левобережье Камы она находилась в 10 верстах южнее будущего Соликамска – «против Пызновской курьи». От реки Лысьва и территории «против Пызновской курьи» до реки Очер простиралась обширная «нейтральная зона» (отхожие земли), включавшая значительную часть Перми Великой 22. Таким образом, казанцы признали право Перми Великой − Чердыни на существование, но ограничили ее в действиях по расширению территории. По существу они контролировали «нейтральную зону». Эта зона не могла служить для чердынцев защитой, поскольку никаких оборонительных заграждений, кроме заставы, на ее границе не было.

Население Перми Великой — Чердыни строго придерживалось, взятых на себя обязательств, и не вступало (а, скорее всего, боялось вступить) в пределы «нейтральной зоны». А для татар, даже казанских, эти обязательства ничего не значили. Они могли беспрепятственно нападать на Пермь Великую − Чердынь. Этому способствовало так же то обстоятельство, что ниже устья Чусовой проживало полукочевое тюркоязычное население, которое находилось в сфере влияния как казанских, так и сибирских татар: на него те могли опереться в нужный момент 23.

В реалии на южной границе отхожей земли постоянно существовали три зоны агрессии: юго-западная (казанские татары), южная  (ногайские татары), юго-восточная (сибирские татары). Кроме того, с востока периодически совершали набеги вогулы, проникая сюда через Уральские горы по  путям, только им ведомым. Единственная надежда в этих случаях у чердынцев была на Москву. Однако в силу значительных расстояний помощь приходила поздно, когда татары благополучно удалялись с добычей.

Так было и в 1468 г., когда  великий князь Московский Иван III отправил рать во главе с И. И. Глухим и И. Д.  Руно, а с ней еще устюжан и галичан, на черемисов. Но, узнав, что казанские татары направились грабить Пермь Великую − Чердынь, русское войско устремилось за ними в погоню. Согласно летописцу, татары были разбиты24. Однако это сообщение противоречит реальному факту: в мае 1469 г. «полон Пермский» находился в Казани на посаде25.

Итогом татарского нашествия на Пермь Великую − Чердынь в 1468 г. стала ее зависимость от Казанского ханства. Казанцы получили от чердынцев «права наибольшего благоприятствования» в торговле: последние «гостем казанским почести воздовали», тогда как «людем торговым князя великова грубили» 26.

В походе на Казань, предпринятом князем Юрием, братом Московского великого князя Ивана III, в 1471 г., участвовали устюжане, галичане и вычегжане. Ждали чердынцев, но те «убоясь не пошли, за казанцев задались» 27. Не дождавшись от них помощи, князь Юрий вынужден был снять осаду с Казани.

Сепаратизм чердынцев исходил, скорее всего, не от князя Михаила, а от его коми-пермяцкого окружения. Примечательно, что у князя имелись некрещеные дети28. А это означает, что он был женат на представительнице местной родовой знати (князь был довольно молод, когда сюда прибыл). Не мог Михаил опереться и на русское население: оно тогда здесь просто отсутствовало. И хотя традиционно считается, что Соликамск возник около 1430 г., данный факт не подтверждается археологическими и документальными свидетельствами 29.

Великий князь Иван III, возмущенный сепаратистскими действиями чердынцев, организовал осенью 1471 г. против них карательную экспедицию, возглавить которую доверил опытному, уже престарелому военачальнику воеводе князю Федору Давыдовичу Пестрому 30. Ф. Д. Пестрый отличился ранее в походах 1429 и 1431 гг. на казанских татар. В его подчинении находились устюжане, белозерцы и вологжане, а позднее к ним присоединились вымичи 31.

Весной 1472 г. войско Ф. Пестрого вступило на землю Перми Великой − Чердыни 32. О готовившемся вооруженном вторжении чердынцы, разумеется, знали и к нему готовились. Не исключено, что отпор организовали татары, оставшиеся здесь в качестве военного гарнизона. Они встретили Ф. Д. Пестрого на реке Колва, притоке Вишеры, где и произошло сражение. Победил опытный русский военачальник. Далее он взял чердынские городки (городища) и сжег их. Присутствие  в  составе нападавших родичей — вымичей подействовало на Михаила Ермолича деморализующее: он капитулировал, не оказав сопротивления. Победители доставили его и добытые трофеи (в основном это был соболий мех) в Москву. Михаил Ермолич каким-то образом сумел оправдаться, и был отпущен в Пермь Великую − Чердынь. С этого времени он уже не проявлял сепаратистских настроений 33.

Но проблема угрозы нападений на Пермь Великую − Чердынь не исчезла. Теперь она исходила от Сибирского ханства и Ногайской Орды. Если казанские татары пытались вернуть в свое лоно бывшую колонию, то  сибирские татары и ногаи, с одной стороны, стремились не допустить расширения русских владений на Урале, а с другой стороны, рассматривали пермское население как источник «живого товара». В этих целях сибирские татары нередко использовали подвластных им вогулов. Князь Михаил Ермолич трагически погиб в 1481 г. при набеге вогульского князька Асыки на чердынские земли, защищая городок Покчу (ему наследовал сын Матвей). Были разорены погосты, но саму Чердынь Асыке  взять  не  удалось 34.

На помощь чердынцам пришли разбойники-шильники и устюжане во главе с Андреем Мишневым, которые разбили Асыку и заодно ограбили тюменских купцов, двигавшихся по Каме 35.

Весной 1483 г. чердынцы в составе русской рати, возглавляемой Ф. Р. Курбским и И. И. Салтык – Травиным, участвовали в походе на Асыку, югорских князьков и сибирских татар. Осенью того же года они с большой добычей вернулись домой 36.

И всё же в Москве с большим подозрением относились к великопермским князьям, явно не доверяя им. Не случайно новый Московский великий князь Василий III Иванович «разгневан быстъ» за какой-то поступок великопермского князя «и свел с Великие Перми вотчича своего князя  Матфея и родню и братию ево» в 1505 г., отправив в Тулу37. Василий III упразднил статус великопермского князя, превратившегося по существу из наместника в «вотчича» − владельца родового имения, передававшегося по наследству. Вместо него сюда был назначен наместник В. А. Ковер38. 

Видимо, только после появления в Перми Великой − Чердыни русской администрации здесь начали селиться русские (по терминологии XVI  в. – русаки). Они обосновались близ «нейтральной зоны», в районе соляных источников, образовав Усолье Камское (с 1573 г.− город Соликамск). Этот район стал русским анклавом на коми-пермяцкой территории и фактически не входил в составе Перми Великой39.

На появление в Перми Великой − Чердыни  русской администрации и солеваров сразу же отреагировали сибирские татары. В 1506 г. «пришедши из Тюмени на Великую Пермь ратью сибирский царь Кулуг Салтан и без вести приступиша. Чердыню не взял, а землю нижную воевал всю, в Усолье на Камском варенцы пожегл, цырны разорив, а пермяков и русаков вывел и посекл. Князь Василей Ковер на поле води погоню, а иных на судех послав, и они догнашу их в Сылве, задную [заставу – Е. Ш.] побили» 40.

В последующие годы нападения на Пермь Великую − Чердынь проходили в порядке очередности. Сначала это были вогулы: в 1531 г. «пришедшу на Великую Пермь пелынский князь с вогулечи, погосты разорив, а Чердыню не взял». Затем казанские татары: в 1540 г. «пришедшу на Великую Пермь с ратью тотары казанские, князя великого вотчину пограбили, пожгли, а людеи пермскии посекли многие». И, наконец, ногайские татары: в 1547 г. «пришедшу ногайские люди на Чердыню, повосты пожгли, а заставу чердынскую русаков и пермяков побили» 41.

Эта очередность была прервана в 1552 г. разгромом Казанского ханства. Однако еще пять лет население ханства оказывало русским сопротивление. И здесь на арену выступили сольвычегодские промышленники Строгановы. Создается впечатление, что Строгановы долгое время выжидали, не зная, как повернутся события. И только тогда, когда стало ясно, что русские окончательно победили, они обратились в 1557 г. к  Ивану IV с просьбой передать им «бесхозные отхожие земли» от реки Лысьва, притока Камы, до устья Чусовой, т.е. большую часть «нейтральной зоны» (эта область рассматривалась царем как завоеванная территория). На что в следующем году было получено разрешение: «пожаловал князь великий Григорья да Максима детей Аникиевых Строганова вотчиною на отхожие земли Великие Перми на сто верст по обе стороны Камы-реки и велел им горотки строити, варницы ставити, соль варити, слободы копити на государя» 42.

Строгановы, в первую очередь, преследовали свой профессиональный  интерес – солеварение. В 1558 г. они основали близ соляных рассолов городок Канкар, в 1564-м − Каргедан (Орел-городок) 43. И тоже рядом с соляными источниками. С этого времени сюда стало прибывать русское население, и Пермь Великая становится оплотом Московского государства44.

В 1568 г. последовало  новое пожалование Строгановым – они получили земли по рекам Чусовая и Кама (до устья Большой Ласьвы)45. Были возведены Чусовской городок, Яйвенский и Сылвенский острожки,  причем первые два находились у соляных источников, а последний защищал владения Строгановых от тюркоязычного населения, вплотную примыкая к их землям 46.

Появление русских поселений на южных рубежах Перми Великой заметно приблизило их к владениям Ногайской Орды и Сибирского ханства. Если Ногайская Орда к этому времени находилась в упадке, то Сибирское ханство, напротив, набирало силу. В его ведении находился южный путь в Сибирь, проложенный еще в эпоху Золотой Орды по Сылвенскому поречью 47.

Сибирским татарам удалось подключить к антирусской кампании  черемисов, которые в 1572 г. совершили нападение на пермские земли 48.  Тогда же Строгановы получили от царя разрешение иметь собственное войско49. Вряд ли можно было считать его профессиональным, поскольку набирать приходилось из местного контингента беглого населения. И, тем не менее, это войско было апробировано в том же году в рамках похода за Урал, где была устроена Строгановыми слобода Тахчеи. Однако сибирские татары не только успешно оттуда выбили русских, но и нанесли ответный удар по Перми Великой. В 1573 г. «пришедшу ратью на Пермь Великую Маметкул сын Сибирского царя, городы и повости пограбил и пожегл» 50. Властям пришлось срочно возводить крепость в Соликамске 51.

В 1581 г. сибирскими татарами была проведена самая масштабная военная акция, в которой были задействованы не только татары, но и представители других народов Урала и Зауралья. Тогда «пришедшу сибирский царь с вогуличи и югорцы на Пермь Великую на городки на Сылвенские и Чусовские, вотчины Строгановы пограбил. Того же лета пелынский князь Кикек пришедшу с тотары, башкирцы, югорцы, вогулечи, пожегл и пограбил городки пермские Соликамск и Сылвенский и Яйвенский и вымские повосты Койгород и Волосенцу пожегл, а Чердыню приступал, но взяти не взял» 52.

Вместо того чтобы отразить нападение, Строгановы направили уже имевшуюся в их распоряжении казачью дружину атамана Ермака Тимофеевича для грабежа Сибирского ханства, оставшегося без воинства. Чтобы осуществить поход незаметно от татар, казакам пришлось двигаться по более короткому, но сложному маршруту 53. Действия Ермака в Сибири могли бы остаться небольшим эпизодом в русской истории, если бы после гибели атамана и ухода остатков его войска из Сибири, инициативу не взяло на себя государство. Оно возглавило вооруженную борьбу с ослабевшим Сибирским ханством и организовало русскую колонизацию его территории, оттеснив при этом на задний план частных предпринимателей Строгановых. И здесь ключевая роль отводилась Перми Великой. Без опорной базы на ее территории  русским вряд ли тогда удалось закрепиться в Сибири. И в последующее время Пермь Великая оставалась перевалочной базой на пути из европейской части страны в азиатскую54.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

1 ДУБОВ И. В. Великий Волжский путь. Л. 1989. С. 151, 153.

2 БЕЛАВИН А. М.  О локализации страны Вису в Пермском Прикамье // Коми-пермяки и финно-угорский мир: Материалы 1-й международной научно-практической конференции. Кудымкар. 1997. С. 166 − 171.

3 Финно-угры и балты в эпоху средневековья. М. 1987. С. 129  − 130.

4 Путешествие Абу Хамида ал-Гарнати в Восточную и Центральную Европу (1131 – 1153 гг.). М. 1971. С. 31 – 34.

5 Очерки археологии Пермского Прикамья. Пермь. 2002. С. 199.

6 Славяне и скандинавы. М. 1986. С. 206  − 207.

7 ХВОЛЬСОН Д. А. Известия о хозарах, буртасах, болгарах, мадьярах, славянах и руссах Абу-Али Ахмеда бен Омар Ибн-Даста. СПб. 1869. С. 45, 84, 181.

8 Очерки археологии Пермского Прикамья. С. 186.

9 АГАФОНОВА Н. Н., БЕЛАВИН А. М., КРЫЛАСОВА Н. Б. Страницы истории земли Пермской. Пермь. 1996. С. 64 − 66, 77 – 78.

10 ОБОРИН В. А. Заселение и освоение Урала в конце XI – начале XVII века. Иркутск. 1990.  С. 49 − 50.

11 ГАРУСЕВИЧ Г. Н. Распространение ислама в Южноуральском регионе // Проблемы духовной культуры тюркских народов СССР. Уфа. 1991. С. 169 − 170.

12 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). М. 1965. Т. 10. С. 189.

13  САФАРГАЛИЕВ М. Г. Распад Золотой Орды. Саранск. 1960. С. 174  − 176.

14 Вычегодско-Вымская (Мисаило-Евтихиевская) летопись (ВВЛ) // Историко-филологический сборник Коми филиала АН СССР. Сыктывкар. 1958. Вып. 4. С. 257.

15 Энциклопедический словарь  Брокгауза  и  Ефрона.  Спб. 1901. Т. 31 «а». С. 638;  ВВЛ. С. 261.

16 ОБОРИН В. А. Заселение и освоение Урала…  С. 59.

17 ПСРЛ. М. 1965. Т. 12. С. 148.

18 ШУМИЛОВ Е. Н. Пермь Великая – Чердынь: Опыт исторической реконструкции. Изд. 2-е, испр. Пермь.  2005. С. 5.

19  ПСРЛ. СПБ. 1859. Т. VIII. С. 114.

20 Там же. Л. 1982. Т. 37. С. 91.

21 БЕРХ В. Н. Путешествие в города Чердынь и Соликамск для изыскания исторических древностей. СПб. 1821. С. 92.

22 ШУМИЛОВ Е. Н. Из истории ранней русской колонизации Западного Урала в ХV −  ХVII веках  // Страницы прошлого. Пермь. 1995.  С. 188.

23 Он же. Башкирское и татарское население Пермского Прикамья в XVI − XVII вв. // Страницы истории Урала. Пермь. 1998. Вып. 3. С. 27.

24 ПСРЛ. Л. 1982. Т. 37. С.  91.

25 Там же. М. 1949. Т. 25. С. 282.

26 ВВЛ. С.  262.

27 Там же.

28 Там же.

29 МАКАРОВ Л. Д. Древнерусское население Прикамья в X – XV вв. Ижевск. 2001. С. 24.

30 В литературе путают князя Федора Пестрого  (Стародубского) с московским боярином воеводой Федором Давыдовичем, принимавшим активное участие в покорении Великого Новгорода в 70-е годы XV в. Летом 1472 г., когда князь Федор Пестрый пребывал в Перми Великой, боярин Федор Давыдович участвовал в отражении набега татарского хана Ахмета. См.: ПСРЛ.  М. 1949. Т. 25. С. 297.

31 ВВЛ. С.  262.

32 ПСРЛ. М. 1965. Т. 12. С. 148.

33 Там же; ВВЛ. С. 262.

34 ВВЛ. С. 262.

35 Там же.

36 ПСРЛ. Л. 1982. Т. 37. С. 95.

37  ВВЛ. С. 264.

38 Устюжский летописный свод. М.; Л. 1950. С. 102.

39 http://www.mojgorod.ru/permsk_obl/solikamsk/

40 ВВЛ. С. 264; Устюжский летописный свод. С. 99.

41 ВВЛ. С. 265.

42 ДМИТРИЕВ А. А. Пермская старина. Пермь. 1892. Вып. 4. Прил. С. 106 – 109.

43 ГАПК. Ф. 597. Оп. 1. Д. 24. Л. 10; Дополнения к Актам историческим, собранные и изданные Археографической комиссией. Спб. 1846. Т. 1. С. 171.

44 ОБОРИН В. А. Заселение и освоение Урала…  С. 97.

45 Там же. С. 101.

46 Сибирские летописи. Спб. 1907. С. 4.

47 ИОФА Л. Е. Города Урала. Ч. 1. Феодальный период. М. 1951.  С. 168.

48 ВВЕДЕНСКИЙ А. А. Дом Строгановых в XVI − XVII веках. М. 1962. С.  78 − 79.

49 Сибирские летописи. С. 4 – 6.

50 МИЛЛЕР Г. Ф. История Сибири. М.; Л. 1937.  Т. 1. Прил. № 5. С. 339.

51 Соликамск. Путеводитель. Спб. 2012. 2-е изд. С. 12.

52 ВВЛ. С. 267.

53 ШУМИЛОВ Е. Н. Строгановы и русская колонизация края или, почему Ермак Тимофеевич не пошел в Сибирь «Московским» трактом // Вопросы истории и культуры Пермского Прикамья: Материалы Всероссийской научно-практической конференции («Строгановские чтения») 17 – 19 сентября 2004 г. Пермь. 2004. С. 74 – 76.

54 ОБОРИН В. А. Заселение и освоение Урала…  С. 98.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Thanx: Obovsem