Шумилов Е. Н. «И иде на Оку рѣку и на Волгу…» (о восточном походе киевского князя Святослава Игоревича)

Шумилов Е. Н. «И иде на Оку рѣку и на Волгу…»
(о восточном походе киевского князя Святослава Игоревича)

После правления «тишайшей» княгини-христианки Ольги киевская элита, поменявшая ее на сына Святослава, переходит к активным военным действиям. «Повесть временных лет» сообщает под 964 г. о Святославе Игоревиче следующее: «И иде на Оку рѣку и на Волгу…» [10, с. 112]. На этом информация по существу обрывается. Летописец не сообщает нам, куда именно и зачем ходил с дружиной князь. Ясно одно: поход осуществлялся по рекам Оке и Волге.
Обычно восточный поход Святослава историки интерпретируют как выступление, направленное против Хазарского каганата. И здесь их логика проста: в 969 г. русы совершили рейд вниз по Волге, громя поселения Волжской Булгарии и Хазарии [1, c. 35]. Более того, в 965 г., согласно «Повести временных лет», «Иде Святославъ на козары» [10, с. 114]. А 966 г. он с дружиной ходил на вятичей [10, с. 114].
Однако все три приведенные выше похода летопись датирует разными годами, указывая на то, что они представляли собой не единый акт, а цепь последовательных действий, осуществленных в разное время. Да и сама «Повесть временных лет» косвенно свидетельствует в пользу того, что поход 964 г. не был направлен против «козар». По данным «Повести», Святослав, встретив на своем пути славян-вятичей, ограничился вопросом: «Кому дань даете?». На что был ответ: «Козаром по щеляге от рала даем» [10, с. 114]. Со стороны князя на это не последовало никакой реакции. Отсюда следует, что цели восточного похода Святослава были иными, чем борьба с «козарами».
На рубеже 940-х − 950-х гг. Киев подчинил себе Гнездово и Новгород, которые являлись стратегически важными перевалочными пунктами скандинавов-шведов на торговых путях между Волжской Булгарией и Прибалтикой. Но сохранялась автономная область в верховьях Волги, находившаяся под контролем скандинавов. Наиболее важными населенными пунктами ее являлись Сарское городище и Тимерево. Сарское городище возникло в первой трети IX в. на месте племенного центра мерян [13, с. 214]. Административным и торгово-ремесленным центром области, которую можно назвать Сарской землей, оно стало не случайно. На выбор, сделанный скандинавами, повлияло его месторасположение. По своему положению Сарское городище во многом повторяет расположение шведской Бирки, находившейся на одном из многочисленных островов озера Меларен и отдаленной от Балтийского моря десятками километров [4, с. 161 − 162]. В озеро можно было попасть из Балтийского моря через узкий извилистый пролив. Также непросто было проникнуть и в Сарское городище. Сюда плыли на судах с Волги через реки Которосль и Вексу до озера Неро, а из него по речке Сара, в излучине которой и находилось городище. Всё это существенно затрудняло неприятелю быстро и незаметно достичь Сарского городища. Труднодоступностью, в первую очередь из-за болот, а также некоторой удаленностью от крупной реки, отличалось и торгово-ремесленное поселение Крутик в Белозерье, игравшее важную роль в доставке пушнины в Сарскую землю [5, с. 43].
В третьей четверти IX в. в Сарской земле произошли серьезные перемены: в 12 кило-метрах от Волги при реке Которосль начинает функционировать Тимерево − открытое торгово-ремесленное поселение. Будучи незащищенным, оно, тем не менее, контролировало путь по реке Которосль к озеру Неро и Сарскому городищу, находившемуся от него почти в 70 километрах [12, с. 230 − 240]. По своему типу Тимерево больше всего напоминало открытое торгово-ремесленное поселение Ходебю в Дании, возникшее в начале IX в., где укрепления были построены лишь в последней четверти X в. [13, с. 87]. Скорее всего, новые веяния на Сарской земле появились вместе с воинами-торговцами Рюрика, закрепившимися ранее в Ладоге [6, с. 38 − 79]. Из Тимерево происходит четверть всех скандинавских фибул-застежек, обнаруженных на территории России, а это означает, что скандинавы прибыли сюда не одни, а с женами, чтобы обосноваться здесь надолго [3, с. 191 − 207].
Значение Тимерево как торгово-ремесленного центра региона сохранилось и после перехода его в начале X в. вновь к шведам. Отсутствие укреплений в Тимерево говорит о том, что у него не было внешних врагов, и взаимоотношения с Волжской Булгарией отличались дружественностью. Не удивительно, что через Тимерево булгарский экспорт проникал далеко вглубь на север, включая Приладожье и Белозерье, где его следы фиксируют археологи [2, с. 40 − 43]. Более того, в середине X в. Тимерево переживало период своего расцвета [8, с. 71]. После того, как торговые пути между Булгарией и Прибалтикой были переподчинены Киеву, Сарская земля продолжала торговать с Волжской Булгарией и доходы от торговли, перестав поступать в скандинавскую метрополию, стали оседать в Тимерево. Стремление подчинить данный регион Киеву и могло послужить причиной восточного похода Святослава.
Археологические данные свидетельствуют о том, что именно в середине X в. Верхнее Поволжье было включено в состав Русского государства, центром которого являлся Киев во главе с династией Рюриковичей. С этого времени в жизни Тимерево происходят кардинальные изменения. В частности, наблюдается значительное расслоение общества: появляются отдельные «усадьбы» на поселении, возникают богатые дружинные захоронения, в том числе в деревянных камерах и срубных могилах, а также богатые захоронения женщин и детей. Всё это было характерно для Киевской земли середины X в. В свою очередь, количество скандинавских захоронений постепенно уменьшается и к концу века они исчезают полностью [11].
Серединой X в. археологи датируют и массовое появление славян на Верхней Волге, которые, несомненно, прибыли сюда вместе с представителями киевской власти. Наиболее интенсивно тогда обживался район к югу от озера Неро, известный своими плодородными землями. Здесь силами вновь прибывших славян-земледельцев был создан крупный земледельческий регион [7, с. 195 − 211].
Появление нового населения и перемена власти часто вели к смене административного центра, более подходящего по своему местоположению к новым условиям управления регионом. Это явление имело место и в данном случае. Во второй половине X в. Сарское городище постепенно приходит в стадию упадка. Его функции принимает на себя новый административный центр – Ростов, выстроенный в 15 километрах севернее от Сарского городища на берегу озера Неро. Дендрохронология позволила установить точную дату основания Ростова – 963 г. [9, с. 172 −181]. В свою очередь дата основания Ростова позволяет нам уточнить время закрепления киевской власти на Верхней Волге и по-иному взглянуть на события, предшествующие этому. Переворот в Киеве с отстранением от власти княгини Ольги произошел в 962 г. Затем последовал восточный поход Святослава, который «Повесть временных лет» датирует 964 годом. Но было бы более логично, учитывая обстоятельство, что даты X в. в «Повести» не всегда отличаются точностью, датировать поход 963 годом.

Список литературы

1. Бартольд В. В. Арабские известия о русах // Советское востоковедение. М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1940. Т. 1. 268 с.
2. Голубева Л. А. Белоозеро и волжские болгары //Древности Восточной Европы. М.: Наука, 1969. 303 с.
3. Дедюхина В. С. Фибулы скандинавского типа // Очерки истории русской деревни X − XIII вв. М.: Сов. Россия, 1967. 294 с.
4. Джонс Гвин. Викинги. Потомки Одина и Тора. М.: Центрполиграф, 2004. 445 с.
5. Захаров С. Д. Белоозеро на начальных этапах становления Древнерусского государства // Северная Русь и проблемы формирования Древнерусского государства: сборник материалов Международной научной конференции (Вологда – Кириллов – Белозерск, 6–8 июня 2012 г.). Вологда: Древности Севера, 2012. 210 с.
6. Кирпичников А. Н. Ладога и Ладожская земля VIII − XIII вв. // Историко-археологическое изучение Древней Руси: Итоги и основные проблемы. Славяно-русские древности. Вып. I. Л.: Изд-во ЛГУ. 1988. 232 с.
7. Макаров Н. А. Суздальское Ополье // Русь в IX – X веках. Археологическая панорама. М.: ИА РАН; Вологда: Древности Севера. 2012. 496 с.
8. Мельникова Е. А., Петрухин В. Я. Формирование сети раннегородских центров и становление государства (Древняя Русь и Скандинавия) // История СССР. 1986. № 5.
9. Плешанов Е. В. К вопросу о происхождении города Ростова // История и культура Ростовской земли, 2001. Ростов, 2002. 407 с.
10. Повесть временных лет (ПВЛ) // Библиотека литературы Древней Руси. Спб.: Наука, 1997. Т. 1. 544 с.
11. Седых В. Н. Этнокультурная ситуация в Ярославском Поволжье в IX − XI вв. (http: // medieval-europe-paris-2007.univ-paris1.fr/V.Sedykh.pdf).
12. Седых В. Н., Френкель Я. В. Об одной категории находок из раскопок Тимеревского поселения (о времени функционирования комплекса) // Древняя Руси и средневековая Европа. Материалы конференции. М.: Институт всеобщей истории РАН, 2012. 360 с.
13. Славяне и скандинавы. М.: Прогресс, 1986. 416 с.

Опубликовано: Шумилов Е. Н. «И иде на Оку реку и на Волгу…»: о восточном походе киевского князя Святослава Игоревича // Черноморский чтения: труды III Международной научной исторической конференции (г. Симферополь, 5 апреля 2016 г.). Симферополь, 2017.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Thanx: Obovsem